Иранский ракетный арсенал
Тегеран пока не располагает ни ядерным оружием, ни средствами его доставки

Бурное развитие ракетных программ Исламской Республики Иран (ИРИ) у многих вызывает обоснованную озабоченность. Конечно, пока задача создания ракет межконтинентального класса скорее всего не ставится, а количество ракет средней дальности достаточно ограничено. Тем не менее, дальность стрельбы иранских ракет и их боеготовность постепенно повышаются.

Владимир ЕВСЕЕВ

Иранская ракетная промышленность

Ракетная программа ИРИ базируется на прочном фундаменте ирано-северокорейского и ирано-китайского сотрудничества. Именно Пхеньян, достигнув значительных успехов в этой области, не только продавал Тегерану ракеты, но и оказывал ему вместе с Пекином всестороннюю помощь в реализации национальной ракетной программы. Иран же, подготовив за 20 лет квалифицированный персонал и создав хорошую технологическую базу, проявил способность использовать северокорейский и китайский опыт.

В рамках политического курса иранского руководства на превращение страны в региональную «супердержаву» одно из первых мест отводится наращиванию военного потенциала, в том числе развитию национального оборонно-промышленного комплекса. Следует подчеркнуть, что в этой сфере иранцы уже достигли заметных успехов. Военная промышленность страны включает практически все отрасли производства вооружения и военной техники: авиационную, артиллерийско-стрелковую, бронетанковую, боеприпасную, радиоэлектронную, кораблестроительную и военно-химическую. Но на первое место в ИРИ поставлено ракетостроение, которому уделяется большее внимание по сравнению с разработкой и производством обычных вооружений.

Исходя из общей ситуации в иранских научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР), при реализации национальной ракетной программы Тегеран отдает приоритет копированию, клонированию, иногда – модернизации и подгонке под иранские нужды северокорейской, пакистанской, китайской, российской и американской продукции. Причем «первоисточники» Иран получает как путем легальных закупок, так и с помощью инструментариев мирового «черного» рынка и разведки.

Следует заметить, что ИРИ уже располагает семью основными центрами по разработке и производству ракетной техники (Исфахан, Семнан, Шираз, Султанатабад, Лавизан, Кух-Барджамали и Шахруд). Кроме того, имеется еще ряд более мелких предприятий, специализирующихся в той же области. Руководство данной деятельностью осуществляется Организацией аэрокосмической промышленности, в которую входят предприятия, выпускающие противотанковое вооружение, средства ПВО, ракетное оружие для ВМС, тактические и оперативно-тактические ракеты, космические системы, средства телеметрии и радиолокации. По зарубежным данным, в ракетной промышленности ИРИ действуют два крупных сборочных завода, полигон для испытания ракет и комплекс по контролю и обработке поступающей в ходе летных испытаний телеметрической информации.

Важным моментом, свидетельствующим об особой роли Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в системе военной промышленности и Вооруженных Сил Ирана, является тот факт, что ракетостроение и главная ударная сила иранского режима – ракетные войска – долгое время входили в состав КСИР. Однако сейчас их статус еще более повысили. Теперь ракетные войска подчиняются непосредственно Верховному главнокомандующему, то есть духовному лидеру Исламской Республики Иран.

Баллистические ракеты малой дальности

Среди всех направлений развития иранской ракетной отрасли особого внимания заслуживают закупка, разработка и производство ракет малой дальности, то есть тактических и оперативно-тактических ракет. Дальность полета последних составляет от 100 до 1 тыс. км.

По своим характеристикам иранские тактические ракеты сопоставимы с советским комплексом «Луна-М», принятым на вооружение в 1964 г.

Иран разработал большое количество неуправляемых твердотопливных тактических ракет мобильного базирования с дальностью стрельбы до 90 км, сравнимых по своим характеристикам с советским тактическим ракетным комплексом «Луна-М», принятым на вооружение в 1964 г. Ввиду невысокой точности основное предназначение этих ракет состояло в нанесении ударов по крупным городам, расположенным вблизи линии фронта.

В настоящее время на вооружении осталось только два типа тактических ракет: китайская WS-1 и иранская «Фаджр-5», созданная на базе северокорейских аналогов.

302-мм ракета WS-1 и 333-мм ракета «Фаджр-5» имеют дальности стрельбы 70-80 км и боевую часть весом 150 и 90 кг соответственно. На одной ПУ размещаются четыре таких ракеты.

Иранские тактические ракеты не могут быть использованы в качестве носителей ядерного оружия. Они также имеют ограниченные возможности по доставке средств химического и бактериологического оружия, а низкая точность стрельбы делает проблематичным их использование против любых наземных и морских подвижных целей. Представляет опасность возможность их передачи различным радикальным исламистским движениям, в первую очередь – в зоне палестино-израильского и ливано-израильского конфликтов, для осуществления террористической деятельности.

Оперативно-тактические ракеты на территории ИРИ появились в конце 1980-х гг. Тогда Тегеран закупил от 170 до 200 китайских двухступенчатых ракет CSS-8 (DF-7 или М-7) c дальностью стрельбы до 150 км. Это экспортный вариант ракеты, созданной на базе зенитной управляемой ракеты HQ-2, в свою очередь являющейся аналогом советского ЗРК С-75. Ее первая ступень является жидкостной, а вторая – твердотопливной. Ракета CSS-8 имеет инерциальную систему управления, устойчивую к внешним воздействиям, и боевую часть весом 190 кг. По имеющимся данным, ИРИ располагает 16-30 мобильными пусковыми установками (ПУ) для запуска ракет этого типа. Иранская версия ракеты CSS-8 получила название «Тондар». Она имеет дальность стрельбы до 150 км.

В 1990-е гг. ИРИ при помощи китайских специалистов создала собственную твердотопливную оперативно-тактическую ракету «Зельзал-2» калибром 610 мм. Это ракета мобильного базирования с дальностью стрельбы до 200 км и 600-килограммовой боевой частью. На одной ПУ размещается только одна ракета этого типа. По американским данным, модернизированная версия ракеты «Зельзал-2» была принята на вооружение в 2004 г., а ее дальность полета увеличена до 300 км. Некоторые эксперты полагают, что ливанская группировка «Хезболла» имеет 15 пусковых установок «Зельзал-2».

К разработке оперативно-тактической ракеты «Фатех-110» иранцы приступили в 1997 г., ее первые успешные летные испытания состоялись в мае 2001 г. Модернизированная версия этой ракеты получила название «Фатех-110А». Она имеет следующие характеристики: калибр – 610 мм, дальность полета – 200 км, вес головной части – 500 кг. В отличие от других иранских ракет малой дальности «Фатех-110А» обладает аэродинамическим качеством и оснащена системой наведения (по американским данным, достаточно грубой), что существенно увеличило точность ее стрельбы. 

Вполне возможно, что Иран закупил несколько десятков китайских оперативно-тактических ракет мобильного базирования CSS-7 (DF-11 или М-11). Это твердотопливная ракета с дальностью стрельбы 280-290 км, которая может снаряжаться обычной, химической или кассетной боевой головной частью весом 800 кг.

Однако главным направлением иранского ракетостроения в сфере ракет малой дальности стали НИОКР по программе «Шехаб».

Созданная в Советском Союзе баллистическая ракета Р-17 (по классификации НАТО – Scud-B) и ее модернизированные аналоги (прежде всего северокорейские) послужили базой для технологических разработок в области строительства иранских баллистических ракет. Первоначально Иран закупал ракеты этого типа за границей: частично – в Ливии и Сирии, но главным образом – в Северной Корее. Последняя в период 1987-1992 гг. поставила в ИРИ 200 ракет Р-17. Они были развернуты в частях Военно-воздушных сил КСИР.

В марте 1985 г. Иран провел первые боевые пуски ракет Р-17 по иракским целям. Наиболее интенсивно обстрел ракетами этого типа велся в 52-дневный период марта-апреля 1988 г., названный впоследствии «войной городов». Тогда Иран запустил 77 ракет Р-17, из которых 61 упала на Багдад, девять – на Мосул, пять – на Киркук, одна – на Тикрит, а одна улетела в Кувейт. В тот период иранскими военнослужащими запускалось до пяти ракет в день, круговое вероятное отклонение (КВО) которых от точки прицеливания составляло 500-1000 м.

К этому времени в ИРИ уже состоялся первый испытательный пуск ракеты «Шехаб-1»: дальность полета достигла 320 км при полезном грузе 985 кг. С помощью северокорейских инженеров и специалистов (на территории ИРИ их работало около 400 человек, они участвовали в строительстве четырех-пяти соответствующих предприятий) было начато ее серийное производство, которое продолжалось до 1991 г. После этого Тегеран приступил к закупкам более совершенных ракет Р-17М (по классификации НАТО – Scud-С) с полезной нагрузкой 730 кг и дальностью стрельбы до 500 км. В частности, увеличение дальности полета ракеты Р-17М достигалось за счет удлинения на 13-14% баков топлива и окислителя.

Практически одновременно с «Шехаб-1» иранские конструкторы начали разрабатывать ее модификацию – «Шехаб-2». Для этого в течение 1991-1994 гг. Тегеран закупил в Северной Корее от 250 до 370 ракет Р-17М, а позднее – и значительную часть технологического оборудования. В 1991 г. иранские ракетостроители прошли обучение в Северной Корее. Все это позволило ИРИ в 1997 г. развернуть собственное производство ракет этого типа. На протяжении 2004-2006 гг. иранцы использовали такие ракеты в ходе военных учений. Ввиду увеличения дальности полета и использования аналогичной системы управления точность стрельбы ракет «Шехаб-2» оказалась низкой: их КВО составило 1,5 км.

Ракетные программы «Шехаб-1» и «Шехаб-2» были полностью свернуты в 2007 г. Тем не менее, по имеющимся данным, Иран сейчас хранит в своих арсеналах до 300 ракет этих типов.

Иранские оперативно-тактические ракеты, за исключением китайской CSS-8 и ее иранского аналога, потенциально могут быть использованы в качестве носителей как ядерного, так и химического и бактериологического оружия. Как уже указывалось ранее, точность стрельбы таких ракет невысока, что затрудняет их применение против подвижных целей, но не исключает этого при массированном использовании, например, против танкеров в Персидском заливе. Однако более вероятным (в случае принятия соответствующего политического решения) является их боевое применение по крупным наземным целям, в том числе американским военным и гражданским объектам в Афганистане, Бахрейне, Катаре, Кувейте, Объединенных Арабских Эмиратах, Омане и Саудовской Аравии, что создает непосредственную угрозу как расквартированным в регионе американским войскам, так и всем близлежащим государствам.

Жидкостные ракеты средней дальности

Новым этапом в развитии иранского ракетостроения стало создание баллистических ракет средней дальности в рамках программы «Шехаб-3». В ходе ее разработки широко использовались конструкторские решения северокорейских баллистических ракет типа «Нодон», что еще раз подтверждает тесное сотрудничество между Пхеньяном и Тегераном в области создания баллистических ракет.

Испытания одноступенчатой жидкостной ракеты «Шехаб-3» начались в 1998 г., параллельно с разработкой ракеты «Шехаб-4». Первый успешный запуск «Шехаб-3», на которой был установлен новый северокорейский двигатель, состоялся в июле 2000 г. Производство же ракет «Шехаб-3» иранцы смогли наладить только в конце 2003 г. при активной помощи со стороны ряда китайских компаний.

К августу 2004 г. иранские специалисты смогли уменьшить размер головной части ракеты «Шехаб-3», модернизировать ее двигательную установку и увеличить запас топлива. Такая ракета, обозначаемая как «Шехаб-3М», имеет головную часть в виде бутылочного горлышка, что позволило предположить размещение там кассетных боеприпасов. Считается, что этот вариант имеет дальность полета 1,1 тыс. км при весе головной части в 1 тонну.

Ракета «Гадр-1» имеет дальностью стрельбы 1,6 тыс. км.

В сентябре 2007 г. на военном параде в ИРИ была показана новая ракета «Гадр-1» (Ghadr-1) с дальностью стрельбы 1,6 тыс. км с 750-килограммовой головной частью. Она является модернизацией ракеты «Шехаб-3М». По данным иранской оппозиции, существует два вида этой ракеты: одноступенчатая «Гадр-101» и двухступенчатая «Гадр-110». Но это не подтверждено какими-либо другими источниками.

Ранее Тегеран планировал разработку баллистических ракет «Ше-хаб-5» и «Шехаб-6» с дальностью стрельбы 3 тыс. км и 5-6 тыс. км соответственно (программа создания ракет «Шехаб-4» с дальностью 2,2-3 тыс. км была прекращена или приостановлена в октябре 2003 г. по политическим причинам). Однако, по мнению российских и американских специалистов, возможности развития ракет в этом направлении в значительной степени исчерпаны. Это, конечно, не исключает факта создания иранцами многоступенчатых жидкостных ракет, но более вероятно, что основные ресурсы будут сконцентрированы на совершенствовании твердотопливных ракет. А научный задел, полученный при разработке жидкостных ракет, находит свое применение в космической сфере.

В настоящее время ИРИ имеет 32 мобильные пусковые установки одноступенчатых жидкостных ракет «Шехаб-3» и «Гадр-1» в составе бригады, размещенной в центральной части страны. Учитывая массу ядерного боезаряда на основе оружейного урана, пригодного для размещения на ракете-носителе, можно предположить, что возможности по его доставке с помощью ракет указанного типа ограничиваются дальностями 1,3-1,6 тыс. км. Точность стрельбы этих ракет достаточно низка (КВО составляет 2,0-2,5 км), что делает возможным их боевое применение только против таких площадных целей, как города противника. Это было отработано 23 ноября 2006 г. на крупных военных учениях.

По мнению западных экспертов, иранская ракетная промышленность по-прежнему не является самодостаточной. В частности, она не может производить мощные ракетные двигатели, аналогичные установленным на северокорейской ракете типа «Нодон», системы навигации и наведения. Кроме этого, при разработке жидкостных ракет используются низкоэнергетические компоненты ракетного топлива, которые применялись Советским Союзом в 1950-х и начале 1960-х гг. Все это будет препятствовать развитию рассмотренного направления иранского ракетостроения.

Твердотопливные ракеты средней дальности

Наивно думать, что технологии производства твердотопливных ракет средней дальности были переданы Ирану со стороны Китая. Конечно, определенную помощь Пекин оказал, но основную работу сделали иранские специалисты, которые в течение двух десятилетий осваивали технологии производства твердотопливных ракет. Первоначально они сосредоточили основное внимание на ракетах малой дальности, достигнув в их создании значительных успехов. 

Наиболее существенную помощь иранским специалистам Китай оказывал при разработке первой твердотопливной тактической ракеты «Охаб». В конце 1986 – начале 1987 гг. началось ее серийное производство. Для этого китайские специалисты помогли открыть в провинции Семнан сборочное предприятие, способное ежегодно производить от 600 до 1 тыс. ракет этого типа. При калибре 230 мм ракета «Охаб» имела массу 230 кг, включая 70-килограммовую боевую часть. Дальность ее полета составляла всего 40 км, но при этом наблюдалось КВО порядка 2 км, что говорило о крайне низкой точности стрельбы. На одной ПУ размещалось три ракеты этого типа. В период до 1988 г. было изготовлено 325 таких ракет, из которых 260-270 было выпущено в ходе ирано-иракской войны. Эта ракета уже снята с вооружения, но ее аналоги активно используются различными исламистскими организациями, в первую очередь на Ближнем Востоке, благодаря своему относительно небольшому весу.

Параллельно, уже с помощью северокорейских специалистов, разрабатывалась тактическая ракета «Фаджр-3». Она имела схожие тактико-технические характеристики: калибр – 240 мм, 45-килограммовую боевую часть, дальность полета – 45 км. Ее серийное производство началось в начале 1990-х гг. Ракета этого типа уже снята с вооружения, но продолжает использоваться ливанской группировкой «Хезболла». Так, 16 июля 2006 г. в Хайфе при взрыве ее головной части погибло восемь израильтян.

В 1988 г. ВС ИРИ приняли на вооружение 355-мм ракету «Назеат» c дальностью стрельбы 90 км. Она имела массу 950 кг, включая 150-килограммовую боевую часть. На одной ПУ размещалась только одна ракета этого типа. Для ее производства вблизи города Семнан с китайской помощью было построено соответствующее предприятие. В дальнейшем ракета «Назеат» неоднократно модернизировалась, что позволило увеличить ее калибр до 450 мм, вес боевой части – до 250 кг, а дальность стрельбы – до 150 км, переведя, таким образом, в разряд оперативно-тактических ракет.

Позднее было создано еще три типа твердотопливных ракет: тактическая «Фаджр-5» и оперативно-тактические «Зелзал-2» и «Фатх-110А». Эти ракеты стоят на вооружении ВС ИРИ, информация о них была приведена выше.

Успехи, достигнутые в создании твердотопливных ракет малой дальности «Зелзал-2» и «Фатх-110А», позволили иранскому руководству в 2000 г. поставить вопрос о разработке баллистической ракеты с дальностью стрельбы 2 тыс. км, использующей твердое топливо. Исходя из существующей в ракетостроении практики, такая ракета должна была быть двухступенчатой при взлетном весе 15-20 тонн. И такую ракету удалось создать к маю 2009 г., когда Тегеран заявил об успешном запуске двухступенчатой твердотопливной ракеты «Саджиль» (Sejil).

Процесс разработки ракеты «Саджиль» осуществлялся следующим образом. Вначале, используя уже созданную с китайской помощью инфраструктуру для производства твердотопливных ракет малой дальности, вблизи Семнана было построено предприятие, способное изготавливать топливные заряды необходимого размера. Одновременно, довольно быстрыми темпами шла разработка твердотопливных ракетных двигателей первой и второй ступеней. Эту задачу удалось решить в 2005 г., возможно с помощью Китая. Первый, неудачный запуск ракеты нового типа был осуществлен в ноябре 2007 г. Тогда иранская ракета была представлена как «Ашура» (Ashura, Tenth). Второй запуск ракеты «Саджиль», по-видимому, успешный, во всяком случае, для ее первой ступени, состоялся в ноябре следующего года. При этом было заявлено, что дальность ее полета составила почти 2 тыс. км. Третье летное испытание ракеты, получившей название «Саджиль-2», состоялось в мае 2009 г.

По некоторым оценкам, современная дальность стрельбы этой ракеты при весе головной части в 1 тонну, что предполагает 750-килограммовую боеголовку, составляет 2,2 тыс. км. При уменьшении веса головной части до 500 кг дальность стрельбы может быть увеличена до 3 тыс. км. Ракета имеет диаметр 1,25 м, длину – 18 м и взлетный вес – 21,5 тонны, что позволяет использовать мобильный способ базирования.

Существенный недостаток иранских баллистических ракет типа «Шехаб-3» состоит в том, что их приходится в течение продолжительного времени заправлять перед стартом (технологиями ампулизирования жидкостных ракет иранцы скорее всего не располагают). В это время ракеты могут обнаруживаться воздушными и космическими средствами наблюдения и поражаться высокоточным оружием.

Твердотопливная ракета «Саджиль-2» лишена этого недостатка. Помимо этого, у нее короче активный участок полета, что затрудняет процесс перехвата на этом, самом уязвимом участке траектории. Принятие на вооружение ракеты «Саджиль-2» возможно в 2013 г., что может создать потенциальную угрозу для ряда европейских государств и южных районов Российской Федерации.

Использование углепластиков

В конце августа прошлого года министр обороны ИРИ Ахмад Вахиди сообщил о способности его страны производить углепластиковые композиционные материалы. По его словам, это «устранит узкое место в иранском производстве современных военных средств». Действительно, углепластиковые композиты играют важную роль в создании, например, современных твердотопливных ракетных двигателей. Овладение Ираном этой технологией, несомненно, будет способствовать развитию ракетной программы «Саджиль».

По имеющимся данным, уже в 2005-2006 гг. некоторые коммерческие структуры из стран Персидского залива, зарегистрированные на иранцев, осуществляли нелегальный ввоз металлокерамических композитов из Китая и Индии. Такие материалы используются, например, при создании реактивных двигателей в качестве жаропрочных материалов и конструктивных элементов тепловыделяющих сборок для ядерных реакторов.

Указанные технологии имеют двойное назначение, поэтому их распространение регулируется Режимом контроля за ракетными технологиями. Они не могли попасть в Иран законным путем, что говорит о недостаточной эффективности систем экспортного контроля. Овладение такими технологиями будет способствовать созданию в ИРИ современных баллистических ракет.

Есть еще одна сфера применения композиционных материалов в ракетно-космической технике, на которую не всегда обращают внимание. Это производство теплозащитного покрытия, которое крайне необходимо для создания боеголовок межконтинентальных баллистических ракет (МБР). В случае отсутствия такого покрытия при движении боеголовки в плотных слоях атмосферы на нисходящем участке траектории произойдет перегрев ее внутренних систем вплоть до нарушения работоспособности. Как следствие, боеголовка выйдет из строя, не достигнув цели. Сам факт проведения исследований в этой сфере говорит о том, что иранские специалисты ведут работы по созданию МБР. По-видимому, сейчас это вопрос больше времени, чем технической возможности. Об этом, в частности, свидетельствует состоявшийся в 2011 г. пуск иранской баллистической ракеты, скорее всего типа «Саджиль», в морскую акваторию.

Попытки разработки в ИРИ межконтинентальной баллистической ракеты косвенно свидетельствуют о возможности создания в этой стране ядерного оружия. В противном случае, то есть при использовании в качестве боезаряда обычных средств поражения, разработка МБР экономически нецелесообразна.

Перспективы развития баллистических ракет большой дальности

В ближайшие годы программы ИРИ по совершенствованию баллистических ракет средней дальности, несомненно, получат дальнейшее развитие. После принятия на вооружение твердотопливной ракеты «Саджиль-2» через четыре-пять лет возможно создание новой трехступенчатой баллистической ракеты, использующей твердое топливо. По имеющимся оценкам, дальность ее полета с головной частью весом в 1 тонну составит от 2,7 до 3,5 тыс. км. Этого явно недостаточно, чтобы создать потенциальную угрозу для всей Европы. И даже при благоприятном развитии событий маловероятно, что Иран до 2020 г. сможет сформировать более одной бригады трехступенчатых твердотопливных ракет. 

Более сложной является ситуация с жидкостными ракетами. Во-первых, Иран может приспособить к решению военных задач ракеты-носители (РН). В этом случае, например, двухступенчатая РН «Сафир-2», которая в феврале 2009 г. вывела на низкую околоземную орбиту первый национальный искусственный спутник Земли «Омид», позволит доставить боеголовку весом 700-1000 кг на расстояние 2,2-2,4 тыс. км. Для увеличения дальности полета до 4 тыс. км придется в 2,5 раза увеличить вес ракеты (до 60-70 тонн).

Во-вторых, опыт создания ракеты-носителя «Симорг» (Simorgh), позволяющей вывести на низкую околоземную орбиту полезный груз до 100 кг, показал, что иранские специалисты способны использовать в качестве первой степени связку из четырех ракетных двигателей типа «Нодон», а роль второй ступени сыграет ракета «Гадр-1». В этом случае дальность доставки головной части весом в 1 тонну составит 5 тыс. км. Для достижения межконтинентальной дальности стрельбы вес ракеты придется увеличить до 120 тонн.

Иран может приспособить для военных целей ракеты-носители, например, двухступенчатую «Сафир-2».

Однако эти жидкостные ракеты слишком велики и требуют крайне продолжительного времени подготовки к полету, во время которого они будут уязвимы для американских высокоточных средств поражения. Учитывая стоимость таких ракет и необходимость закупки для их изготовления ряда комплектующих за границей, в условиях действующих санкций со стороны Совета Безопасности ООН, трудно предположить их массовое производство. Все это делает сомнительным саму возможность использования подобных ракет в военных целях.

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о способе базирования перспективных баллистических ракет большой дальности, учитывая наличие информации о размещении вблизи Тебриза и Хорремабада шахтных пусковых установок (ШПУ). По западным данным, потребность в этом могла возникнуть из-за ограниченного количества подвижных пусковых установок. Предполагается, что ИРИ имеет всего 12-18 мобильных ПУ оперативно-тактических ракет «Шехаб-1» и «Шехаб-2» (порядка 17 ракет на одну пусковую установку) и 6 ПУ для ракет «Шехаб-3» и «Гадр-1» (от 4 до 17 на одну пусковую установку), которые являются модернизированными версиями трейлеров иностранного производства. Хотя, скорее всего, данные о количестве ПУ являются заниженными, особенно для ракет «Шехаб-3» и «Гадр-1».

Конечно, размещение ракет малой и средней дальности в ШПУ позволит значительно увеличить ракетный потенциал ИРИ. Однако есть целый ряд причин, по которым делать это нецелесообразно. Во-первых, места размещения ШПУ отчетливо просматриваются средствами космической разведки. Именно по ним, в первую очередь, будет нанесен ракетно-бомбовый удар в случае перехода конфликта в вооруженную стадию. Ввиду отсутствия у этих объектов средств пассивной и активной защиты, их уничтожение не будет представлять серьезной проблемы для ВС США.

Во-вторых, все стоящие на вооружении Ирана жидкостные ракеты не являются ампулизированными. По-видимому, это будет характерно и для перспективных жидкостных ракет. В этом случае одно из главных преимуществ ШПУ – высокая боеготовность – полностью утрачивает свой смысл ввиду необходимости продолжительной заправки ракет перед стартом и слива компонентов топлива спустя неделю. В это время, как уже отмечалось, ракеты уязвимы для высокоточных средств поражения. Такого недостатка лишены твердотопливные ракеты типа «Саджиль-2».

В-третьих, использование ШПУ предполагает наличие системы предупреждения о ракетном нападении. Только в этом случае будет возможен ответно-встречный ракетный удар. В ответном ударе участвуют, в основном, мобильные носители (наземные, морские, воздушные), которые несут боевое дежурство. В случае Ирана, все ШПУ будут уничтожены первым ударом, поэтому их наличие никак не повлияет на ход вооруженного конфликта. Другое дело наземные мобильные носители. Полное их поражение на маршрутах боевого патрулирования в первом ударе практически невозможно. В некоторой перспективе именно такие носители твердотопливных ракет «Саджиль-2» обеспечат ракетное сдерживание Израиля.

Типы боезарядов иранских ракет

В настоящее время иранские ракеты используют обычные средства поражения. Однако эффективность их боевого применения в условиях низкой точности стрельбы крайне мала. Так, для поражения высокозащищенной цели 750-килограммовая боеголовка ракеты «Гадр-1» или «Саджиль-2» должна иметь отклонение от точки прицеливания не более 25 м, слабозащищенной – 70 м. Иран не сможет обеспечить такую точность стрельбы даже в перспективе.

Дальность стрельбы ракеты «Саджиль-2» может достигнуть 3 тыс. км.

Зона поражения иранскими ракетами военнослужащих, в том числе находящихся в бронетехнике, РЛС, транспортных средств и самолетов может быть увеличена за счет использования кассетных боеприпасов. Об использовании такого боевого оснащения иранских ракет в ноябре 2006 г. заявил генерал-майор Яхья Сафари, ныне военный советник духовного лидера ИРИ Али Хаменеи. Однако площадь уверенного поражения таких боеприпасов даже при боеголовке весом в 1 тонну составляет всего 0,049 км2.

Недостаточная точность иранского ракетного оружия будет подталкивать руководство страны к использованию оружия массового уничтожения. Однако баллистические ракеты мало подходят для доставки химического или бактериологического оружия, а кроме того, нет никаких фактов, подтверждающих наличие у Ирана химического, а тем более бактериологического оружия. В период ирано-иракской войны существенное количество жителей ИРИ подверглось воздействию иприта и нервнопаралитических газов. Это создало у иранцев крайне негативное отношение к химическому оружию, что руководство страны не может не учитывать. В результате Тегеран ратифицировал Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, проинформировав международное сообщество о прекращении реализации программы по производству химического оружия и уничтожении соответствующего оборудования до 1993 г.

Следовательно, по мере развития ракетной и ядерной программ иранское руководство будет все более осознавать целесообразность создания ядерного оружия. В этом нет неизбежности, но соблазн слишком велик. Тем не менее, это вопрос некоторой перспективы ввиду ограниченности имеющихся запасов расщепляющихся материалов. Так, по данным МАГАТЭ, на февраль 2012 г. в Иране накоплено 110 кг урана, обогащенного до 20%. Для создания ядерной бомбы путем дообогащения урана необходимо 250 кг расщепляющегося вещества с таким уровнем обогащения. На это количество ИРИ может выйти в конце нынешнего года. И, даже не учитывая то количество ядерного материала, которое было израсходовано для производство ядерного топлива для Тегеранского исследовательского реактора, можно заметить следующее. Ни одно государство не пойдет на ядерное испытание, имея всего один ядерный боезаряд. Минимально нужно пять, так как в ходе ядерного испытания закладывается сразу несколько боезарядов ввиду возможности технической неисправности как минимум одного из них. После этого, особенно в случае Ирана, нужно иметь несколько ядерных боезарядов для предотвращения возможного военного удара. Пока Иран не накопит указанного количества расщепляющегося материала даже со степенью обогащения 20% по урану-235 (оружейным считается уран со степенью обогащения выше 90%), преждевременно говорить о возможности создания им ядерного оружия. Тем более что Тегеран не имеет сейчас на вооружении ракеты с дальностью стрельбы, превышающей 2 тыс. км и имеющей высокую боеготовность.   

Конечно, существуют некоторые причины, позволяющие подозревать Иран в проведении военно-прикладных исследований в ядерной области. В частности, на Западе полагают, что недавно на исследовательском центре в Парчине, расположенном в 30 км к юго-востоку от Тегерана, было проведено испытание нейтронного детонатора для ядерного боезаряда. Существует и другая информация, которая носит либо косвенный, либо неподтвержденный характер. Но делать однозначный вывод о создании в ИРИ ядерного оружия пока нельзя.

Таким образом, становится все более очевидной тенденция перехода в военной сфере ИРИ от производства жидкостных ракет к твердотопливным, что существенно повышает их боеготовность. Массово-габаритные характеристики таких ракет (типа «Саджиль-2») не требуют создания шахтных пусковых установок, поэтому наиболее вероятно использование для них мобильных ПУ. Количество ракет этого типа, скорее всего, ограничится одной ракетной бригадой, которая может быть развернута в 2014-2015 гг. Одновременно с этим ведутся работы по созданию ракет межконтинентального класса, но перспективы такой деятельности остаются неясными.

По мере развития иранской ракетной программы все более отчетливо будет проявляться целесообразность создания для нее ядерного оружия. Только время сможет показать, смогут ли в Тегеране устоять от этого искушения.

Владимир Валерьевич ЕВСЕЕВ – кандидат технических наук, директор Центра общественно-политических исследований


 

НОВОСТИ

Новый трассовый радиолокационный комплекс (ТРЛК) «Сопка-2» поступил в одно из радиолокационных подразделений объединения ВВС и ПВО Восточного военного округа (ВВО) в Забайкальском крае. Он будет введен в эксплуатацию в 2018 г.
Боевым расчетом РВСН с полигона Капустин Яр в Астраханской области 26 сентября проведен испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) РС-12М «Тополь» с целью испытание перспективного боевого оснащения МБР.
В Государственном Кремлевском дворце 12 октября 2017 г. впервые отмечался День московской промышленности.
Российская боевая машина поддержки танков (БМПТ) была опробована в боевых условиях в Сирии, сообщил генеральный директор – главный конструктор АО «Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения» Андрей Терликов.
За проявленное мужество, героизм и высокий профессионализм при испытании и освоении новой авиационной техники министр промышленности и торговли Денис Мантуров посмертно наградил летчика-испытателя Корпорации «МиГ» Сергея Рыбникова высшей государственной наградой – медалью «Золотая Звезда» и вручил орден Мужества летчику-испытателю второго класса Вадиму Селиванову.
В Минобороны России приступили к реализации уникального инновационного проекта по созданию современного высокотехнологичного военного технополиса.
В ходе шестого арктического похода отряда боевых кораблей и судов обеспечения Северного флота во главе с БПК «Североморск» личный состав подразделений арктической мотострелковой бригады отработал высадку десанта с большого десантного корабля «Кондопога» на необорудованное побережье и рейдовые действия в полярных условиях.
Новейшая самоходная артиллерийская установка «Лотос» калибра 120 мм будет принята на вооружение ВДВ России в 2019 г., сообщил РИА «Новости» генеральный директор предприятия-разработчика (ЦНИИточмаш) Дмитрий Семизоров.
Вооруженные Силы РФ в рамках Госпрограммы вооружения 2018-2025 гг. получит 540 модернизированных боевых машин пехоты и десанта БМП-2 и БМД-2, заявил генеральный директор ГК «Ростех» Сергей Чемезов в ходе торжественной церемонии открытия нового цеха модернизации легкобронированной техники на тульском предприятии «Щегловский Вал».
В ходе совместного стратегического учения «Запад-2017» впервые проведена апробация функционирования высокоскоростной защищенной мультисервисной сети передачи данных Вооруженных Сил Российской Федерации.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100