Госпрограмма вооружений: перезагрузка
До 70% объемов средств, выделенных на ГПВ-2020, пойдут на закупки новых образцов вооружений и военной техники

В уходящем году в России была запущена Государственная программа вооружений на период 2011-2020 гг. (ГПВ-2020). Процесс этот пошел очень трудно. Неотлаженная, «расхоложенная» за долгие годы отсутствия госзаказа машина оборонной промышленности работала неритмично, а коренная перестройка процедуры гособоронзаказа совпала с резким увеличением финансирования, что привело к организационной перегрузке.

Константин БОГДАНОВ

Тем не менее, старт ГПВ-2020 дан. Через десять лет промышленность должна трансформировать более 19 трлн. рублей в новое оснащение Вооруженных Сил России.

«Доля современных средств в имеющемся парке составляет около 20% по стратегическим ядерным силам и не превышает 10% по силам общего назначения» – отмечал в начале 2011 г. заместитель министра обороны РФ Владимир Поповкин, указывая на необходимость массовых поставок нового оружия.

Согласно принятым решениям, до 70% объемов средств, выделенных на ГПВ-2020, пойдут на закупки новых образцов вооружений и военной техники. Оставшиеся деньги примерно поровну планируется потратить на модернизацию и ремонт имеющегося оружия (по 13-15% в зависимости от года, со снижением), а также на НИОКР (по 16-20% с ростом).

В данный момент довольно трудно установить, какая именно техника и в каких количествах будет закупаться для нужд Вооруженных Сил. Тем не менее, есть несколько категорий ВВТ, по которым уже можно сделать предварительные выводы.

Это, во-первых, то оружие, которое будет приобретаться по уже заключенным длительным контрактам – в основном корабли и авиатехника. Во-вторых, это набор образцов, которые, хотя и не законрактованы, но будут закупаться по ГПВ-2020. В-третьих, это НИОКР, которые к середине отчетного десятилетия должны дать на выходе принципиально новое оружие, которое и будет закупаться во второй половине срока действия программы

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЯДЕРНЫЕ СИЛЫ

Обновление технического парка стратегических ядерных сил РФ в рамках ГПВ-2020 несколько выходит за рамки той универсальной парадигмы, что восторжествовала в 90-е гг. Тогда, после распада СССР, приоритет в разработке и производстве межконтинентальных ракет получили системы на твердом топливе.

Для РВСН по мере возможностей закупались мобильные комплексы РТ-2ПМ2 «Тополь-М» с моноблочными боевыми частями. В данный момент приоритет переоснащения наземного стратегического компонента смещается в сторону МБР РС-24 «Ярс» с РГЧИН, увеличенной нагрузкой и более современным боевым оснащением. Именно она и составит основной набор закупаемых межконтинентальных ракет, которые придут на замену устаревающим ракетным комплексам.

Однако, в дополнение к твердотопливным мобильным комплексам в составе РВСН должны появиться и тяжелые жидкостные носители шахтного базирования с разделяющимися головными частями, которые придут на смену выбывающим по гарантийным срокам (и без того не однократно продленным по ОКР «Зарядье») ракетам советского производства Р-36М2, Р-36МУТТХ и УР-100НУТТХ, на которых сейчас размещено до 75-80% всех боевых блоков наземного стратегического компонента.

Наименование новой жидкостной ракеты неизвестно. В прессе и интернет-сообществе звучали сообщения о шифрах ОКР «Неизбежность» или ОКР «Прорыв», однако официального статуса эта информация не имеет. В качестве головного разработчика выбран миасский ГРЦ им. академика В.П. Макеева (с подключением к разработке реутовского НПО Машиностроения). Ожидается, что до конца 2011 г. Минобороны должно представить промышленности техническое задание на создание носителя, работы по которому планируется завершить к 2016 г.

Для стратегических подводных лодок поначалу был сделан выбор в пользу оригинальной морской твердотопливной ракеты, однако комплекс Р-39УТТХ «Барк» до ума так и не довели.

В результате для строящихся ракетоносцев проекта 955 решено было создавать МБР Р-30 «Булава». При этом боевой потенциал морской составляющей СЯС пока составляют лодки проектов 667БДР и 667БДРМ, вооруженные жидкостными системами на базе семейства Р-29РМ/РМУ «Синева», в частности, прошедшими модернизацию боевого оснащения (ОКР «Станция» и «Станция-2»).

«Булава» выдвигалась разработчиком (Московский институт теплотехники) как платформа, унифицированная с ракетами наземных мобильных комплексов. По информации на сегодняшний день, унификация Р-30 «Булава» с наземным комплексом РС-24 «Ярс» достигнута в пределах 30% по общим системам.

«Булава», по словам министра обороны Анатолия Сердюкова, ставится на серийное производство и после проведения залпового пуска с борта ракетоносца проекта 955 должна быть официально принята на вооружение. График закупок ракет Р-30 не раскрывается, но очевидно, что его до известной степени можно будет рассчитать по графику ввода в строй ракетоносцев проекта 955.

ВВС

В рамках ГПВ-2020 ориентировочно планируется закупить не менее 600 самолетов и около 1000 вертолетов. Разбивка на классы и типы закупаемой техники станет предметом особого рассмотрения, и в любом случае по целому ряду образцов эта работа даже не начиналась.

В самолетной номенклатуре назывались истребители Су-35С, МиГ-35, ПАК ФА, бомбардировщики Су-34, штурмовики Су-25СМ (модернизация имеющихся Су-25), транспортные самолеты Ан-124, Ил-476 (включая перспективные комплексы ДРЛОиУ А-100 на его базе) и Ан-70.

ПАК ФА.

Среди вертолетов назывались различные варианты Ми-8, а также ударные Ми-28Н и Ка-52, тяжелые транспортные Ми-26. Запущен и ряд НИОКР, по результатам которых должны появиться новые винтокрылые машины, в частности, Ка-60 и перспективный скоростной вертолет.

Основное количество боевых самолетов «продвинутого» четвертого поколения, закупаемые сейчас ВВС, производятся на Комсомольском-на-Амуре авиационном производственном объединении, входящем в АХК «Сухой». В частности, контракт, подписанный в августе 2009 г., подразумевает поставку в ВВС 48 истребителей Су-35С до 2015 г. Затем планируется заключить еще один такой же пятилетний контракт.

Однако военным не чужды импровизации. В дополнении к уже имеющимся четырем самолетам Су-30М2 (модификация экспортного Су-30МК2 для ВВС России от КнААПО) у них скоро появятся самолеты Су-30СМ (модификация другого экспортного проекта – Су-30МКИ, но уже производства НПК «Иркут»). Су-30СМ планируется закупить не менее 28 штук, возможна поставка еще 12 машин. Последние пойдут, по ряду сведений, на замену Су-24М единой авиабазы Черноморского флота, дислоцированной в Крыму в районе поселка Гвардейское.

В бывшей авиации ПВО продолжается небыстрая модернизация перехватчиков МиГ-31 до уровня МиГ-31БМ, осуществляющаяся нижегородским заводом «Сокол». Объем работ и затраты по этому направлению держится в строгом секрете, но отдельные оценки независимых наблюдателей дают цифры от 6-8 до 10-12 модернизированных машин в год.

В ноябре 2011 г. поднялся в воздух третий летныйный экземпляр истребителя пятого поколения (Т-50-3), создаваемого по программе ПАК ФА. Несмотря на некоторые проволочки и даже досадные казусы (наподобие помпажа двигателя на публичном показе истребителя на авиасалоне МАКС-2011), программа в целом идет по графику.

В 2013 г. планируется закупить установочную партию из десяти ПАК ФА, на которых и будут выполнены все испытания систем вооружения и бортового оборудования. Поставка полностью облетанного истребителя в войска запланирована самое позднее с 2016 г.

В 2010 г. заместитель министра обороны Владимир Поповкин оценил объем возможных поставок Т-50 в ВВС в 50-100 машин – в зависимости от финансирования. По-видимому, это своего рода «оценка снизу» на период до 2020-2025 гг.

К сожалению, несмотря на формальное включение в ГПВ-2020 многофункциональных истребителей МиГ-35, до заключения реального контракта на эти машины дело пока не дошло. И, судя по осторожным комментариям военных, дойдет еще не скоро. То же самое касается и модернизации строевых МиГ-29. Так что 34 МиГ-29СМТ, попавшие в ВВС РФ после разрыва экспортного контракта с Алжиром, пока что остаются самыми новыми машинами этого семейства в России.

Ми-28Н.

Более реалистичным выглядит предусмотренный в ГПВ-2020 контракт на поставку авиации ВМФ 24-х палубных истребителей МиГ-29К/КУБ. Его подписание хотели приурочить к авиасалону МАКС-2011, потом перенесли на осень. Текущий статус этого контракта формулируется как «планируется к заключению до конца года».

Камнем преткновения, насколько можно судить по словам первого заместителя министра обороны Александра Сухорукова, стала не стоимость машины сама по себе, а включение расходов на НИОКР в контрактную цену самолета. Ранее источники в оборонной отрасли оценивали поставку 24 палубных истребителей ориентировочно в 30 млрд. рублей.

В части дальней авиации в основном ведутся работы по модернизации имеющегося парка стратегических бомбардировщиков. Речь идет о ремонте и/или модернизации 1-2 Ту-160 и 5-6 Ту-95МС в год. Производство новых машин не ведется. Исключением стал один достроенный Ту-160 бортовой 08 «Виталий Копылов», переданный ВВС в апреле 2008 г.

В рамках ГПВ-2020 запланирована разработка нового стратегического бомбардировщика (программа ПАК ДА), однако в данный момент конкурс на него не объявлен и мы не можем ничего сказать ни о темпах его возможных поставок в ВВС, ни о дате первого полета, ни даже об его облике, который будет сформирован не ранее 2014 г.

В области военно-транспортной авиации ранее анонсировались закупки возобновленного производства тяжелого Ан-124 «Руслан» (20 машин), среднего транспортника Ил-476 (до 50 машин, включая самолеты ДРЛОиУ и топливозаправщики на его базе), а также до 60 Ан-70.

Учитывая гораздо лучшее состояние вертолетостроительных предприятий, неудивительно, что объемы, темпы и номенклатура поставок винтокрылых машин отличаются в лучшую сторону. Минобороны в данный момент позволяет себе довольно широкие жесты – например, закупку сразу двух типов ударных вертолетов (Ми-28Н и Ка-52). При этом Ка-52, судя по заказанным объемам, которые сопоставимы с количеством закупаемых «линейных» ударных Ми-28Н, будет использоваться далеко не только как вертолет для спецопераций и палубного базирования.

Примечательно, что Минобороны также пользуется отработанными экспортными платформами для быстрого насыщения войск новой техникой. Речь идет о заказах на вертолеты Ми-35М, создаваемые на базе экспортной версии «привычного» ударного Ми-24.

В числе основной вертолетной техники, закупаемой Минобороны и иными силовыми структурами, следует, естественно, отметить и большой объем современных модификаций семейства Ми-8/-17. Для военного ведомства основной моделью сейчас является транспортно-боевые машины Ми-8АМТШ.

ВКО

С 1 декабря 2011 г. в России появился новый род войск – войска воздушно-космической обороны (ВКО). Отрасль средств ПВО в России была традиционно сильна даже после развала СССР – в 90-е годы, сумев выжить за счет больших экспортных заказов. Но в последние время внимание политического руководства страны к силам и средствам, способным отразить комбинированное воздушно-космическое нападение противника, изрядно выросло.

С-300ВМ.

Это направление ГПВ-2020 дано весьма широкими мазками. К 2020 г. планируется закупить технику для 56 дивизионов ЗРС С-400 и 10 дивизионов проектируемой ЗРС С-500. Последняя должна получить и ракету для заатмосферного перехвата баллистических целей, а ее серийное производство по текущим графикам должно быть развернуто не позднее 2015 г.

С-400 уже поступает на вооружение Российской армии, однако темпы поставок до недавнего времени отставали от графика. Было развернуто только два двухдивизионных полка, третий полк планируется развернуть зимой 2011-12 гг.

Кроме того, в ряду иных средств ПВО, которые должны закупаться в рамках ГПВ-2020, назывались перспективные ЗРС «Витязь» и ЗРК «Морфей». Первые должны дополнить системы С-400, сменив имеющиеся сейчас на вооружении российской ПВО ЗРС ряда С-300П (возможно, за исключением новых систем, поставленных на боевое дежурство в 2000-е гг.). В качестве боевых средств ЗРС «Витязь» в порядке предположения назывались ЗУР кинетического перехвата 9М96Е с дальностью стрельбы не менее 120 км.

«Морфеи», судя по отдельным сведениям, представляют собой комплексы ПВО последнего рубежа, которые будут использоваться для непосредственного прикрытия с воздуха районов развертывания дивизионов более тяжелых дальнобойных систем. Пока же в качестве таких средств закупаются ЗРПК «Панцирь» – так, в марте 2010 г. силы ПВО получили 10 таких комплексов.

Вопрос о комплектовании войсковой ПВО также пока не прояснен, хотя промышленостью созданы новые модификации системы ряда С-300В – С-300ВМ/ВМД «Антей-2500», обладающие хорошими возможностями в том числе и по перехвату сложных баллистических целей, и комплексов «Тор» – «Тор-М2». Последний, по ряду сведений, в небольших количествах поступает на вооружение Российской армии. Утверждалось, в частности, что именно комплексами «Тор-М2» заменили устаревшие ЗРК «Стрела-10» на Курилах.

ВМФ

Кораблестроительные программы в рамках ГПВ-2020 являются одними из наиболее проблемных. Именно заявленные цены судостроителей при согласовании гособоронзаказа 2011 г. вызвали у военных наибольшее раздражение. Анатолий Сердюков, в частности, откровенно назвал их «дикими».

Однако эта «дикость» имеет свое объяснение. Долгий цикл постройки крупных надводных кораблей и подводных лодок на фоне продолжающейся структурной инфляции и роста цен на комплектующие, материалы и энергоносители отрицательно сказывается на процессе ценообразования.

Дополнительным фактором мощного роста цен на серийное производство новых подводных лодок в сравнении с головными стало и широкое использование, при строительстве последних, металлоконструкций от других АПЛ, постройка которых была «заморожена» в начале 90-х.

Однако задачу обновления корабельного состава ВМФ придется решать даже в таких условиях. Согласно решениям, принятым при формировании общего облика ГПВ-2020, на флотскую часть будет выделено в общем объеме 4,7 трлн. рублей, причем около трети из них – до 2015 г.

Обновление атомного подводного флота связано с двумя новыми платформами: стратегическими ракетоносцами проекта 955 («Борей») и многоцелевыми субмаринами проекта 885 («Ясень»). В данный момент на испытаниях находятся два ракетоносца проект 955 («Юрий Долгорукий» и «Александр Невский») и головная лодка проекта 885 («Северодвинск»).

До 2020 г. планируется построить, в дополнении к уже имеющимся, минимум шесть стратегических ракетоносцев (притом строится они будут по измененному проекту) и не менее девяти многоцелевых лодок модернизированного проекта 885М.

В части неатомных подводных сил ситуация менее радужная. Попытка поставить на вооружение лодки проекта 677 («Лада») с воздухонезависимыми двигателями успеха не имела: головная субмарина «Санкт-Петербург» по-прежнему находится в опытной эксплуатации, а две другие лодки этой серии («Кронштадт» и «Севастополь»), по-видимому, если и будут достроены, то по переработанному проекту.

В этих условиях для пополнения подводной группировки прибрежной зоны командование ВМФ начало размещать заказы на отработанную платформу проекта 636.3. Первый такой контракт на три лодки уже заключен.

Надводная группировка обновляется «снизу». Военное ведомство прорабатывает вопрос об облике перспективного авианосца, однако, по неоднократным заверениям Анатолия Сердюкова, строительство таких кораблей в ГПВ-2020 не предусмотрено.

Зато планируется строить корабли океанской зоны класса «фрегат» и «корвет». Проект 22350, подававшийся в свое время как универсальная платформа для корабля основного класса, немного буксует со вводом в строй: головной фрегат «Адмирал Горшков», заложенный еще в 2006 г., спущен на воду лишь год назад, а его систершип «Адмирал Касатонов» заложен только в 2009 г.

К прочим кораблям из общей законтрактованной серии в 8 единиц на «Северной верфи» пока и не приступали. В свое время назывались цифры в 20-30 корпусов кораблей этого типа, однако в данный момент такие показатели следует признать нереалистичными.

В этих условиях флотское командование прибегло все к тому же испытанному приему: быстрому контрактованию отработанного экспортного проекта, переоснащенного для собственных нужд. Именно так у калининградской верфи «Янтарь» появились два контракта на постройку фрегатов проекта 11356М, представляющего собой незначительное изменение «индийского» проекта Talwar.

В части более мелких кораблей законтрактовано значительное количество корветов проекта 20385. Неурядицы с «Северными верфями», на которых эти корабли и планировалось строить, не позволили быстро отладить ритмичное исполнение заказа. В данный момент верфи переходят под оперативный контроль Объединенной судостроительной корпорации, что может вызвать перенос заказа на другие предприятия, но в любом случае работы по этим кораблям пойдут по реалистичному графику.

В основной же массе заказ для судостроителей по ГПВ-2020 еще только предстоит сформировать в районе 2015 г.

СУХОПУТНЫЕ ВОЙСКА

Закупки техники Сухопутных войск в рамках ГПВ-2020 – одна из самых болезненных тем последнего времени. Именно к этому «железу» у Генерального штаба накопилась масса претензий не только по части стоимости (как в случае с кораблями), но и по тактико-техническим характеристикам.

Одновременно планируемые объемы заменяемой техники таковы, что действовать по принципу «сейчас купим что дают, а потом посмотрим» военное ведомство не только не имеет права, а просто не может по финансовым причинам.

«Тор-М2».

В результате военные приняли жесткое решение практически отказаться от закупок новых образцов имеющейся техники и перенести основную тяжесть ГПВ-2020 в части модернизации Сухопутных войск на период после 2015 г.

Больше всего шума наделало решение отказаться от расширения закупок Т-90. Минобороны дорабатывает действующий контракт на поставки: примерно по 60 танков Т-90А в год. Возможно, это число будет расширено за счет следующей модификации Т-90АМ, показанной этой осенью в Нижнем Тагиле.

Сам за себя говорит и резкий рост объемов модернизации имеющегося танкового парка Сухопутных войск. Если в предыдущие годы Минобороны ежегодно заказывало переделку примерно 30 Т-72 в версию Т-72БА, то в 2010 г. количество модернизированных машин скакнуло до двух сотен, а в 2011 г., по ряду данных, сохранилось на том же уровне. Поэтому основу танкового парка российской армии до 2015 г. будут составлять не новые Т-90, а усовершенствованные Т-72.

То же самое касается и категорического нежелания МО расширять закупки боевых бронированных машин – в первую очередь БТР-80/82 и БМП-3.

Вместо того, чтобы «отовариваться» этой номенклатурой, Генштаб готов стоически ждать 2015 г. и результатов запущенных бронетанковых НИОКР. Это «Армата» – универсальная платформа тяжелой гусеничной бронетехники, на базе которой планируется делать новый основной боевой танк, тяжелую БМП (БТР), шасси для самоходных артиллерийских и зенитных установок, тягачи и прочую технику. А также легкая бронетехника для бригад нового облика: БМП «Курганец-25» и БТР «Бумеранг» для тяжелых и средних бригад, и бронеавтомобили, создающиеся по теме «Тайфун» – для легких.

Схожая ситуация сложилась и с войсковой самоходной артиллерией. Военные весьма критически характеризовали предлагавшиеся им образцы и регулярно пугали промышленность закупками иностранных САУ. Однако в течение 2011 г. оформилось решение о закупке установок 2С19М «Мста-С». Количество самоходок в будущих поставках неизвестно. Система уже поставлялась в войска в небольшом объеме в 2010 г.

Более-менее стабильна ситуация с новым ОТРК «Искандер». Последние три года войска получают по 3-5 ПУ этой системы. Учитывая неизбежное наращивание темпов выпуска (возможно, в ходе расширения производства на Воткинском заводе), всего до 2020 г. планируется полностью оснастить 10 ракетных бригад (120 ПУ).

Константин Вадимович БОГДАНОВ – военный обозреватель РИА «Новости»


 

НОВОСТИ

По информации заместителя председателя Военно-промышленной комиссии (ВПК) РФ Дмитрия Рогозина, в Коллегии ВПК сформирован оперативный штаб для обеспечения устойчивого развития оборонно-промышленного комплекса и стабильного исполнения гособоронзаказа в условиях прогнозируемого усиления незаконных санкций США против оборонных предприятий России.
Зенитчики общевойсковой армии Западного военного округа (ЗВО) на полигоне Капустин Яр (Астраханской обл.) в конце декабря 2017 г. получили комплект ЗРК «Бук-М3», после чего совершили марш комбинированным способом в пункт постоянной дислокации в Курской области.
Министерство обороны России имеет твердый контракт на 35 учебно-тренировочных самолетов производства Уральского завода гражданской авиации (УЗГА), которые будут использоваться для подготовки курсантов военно-транспортной авиации, сообщил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения предприятия.
В структуре Сухопутных войск (СВ) России сохранятся и бригады, и дивизии, что позволит обеспечить баланс группировок войск, способных выполнять различные задачи, заявил главнокомандующий СВ генерал-полковник Олег Салюков.
В начале января с подразделениями радиоэлектронной борьбы Западного военного округа была проведена тренировка по радиоподавлению средств связи условного противника.
В 2017 г. закупка ракетных комплексов «Ярс» обеспечила устойчивые темпы перевооружения группировок шахтного и подвижного базирования Ракетных войск стратегического назначения.
ОКБ им. Симонова получило контракт от Минобороны РФ на выполнение аванпроекта по созданию перспективного тяжелого высокоскоростного БЛА самолетного типа массой порядка 4-5 тонн и скоростью 750-950 км/ч, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на источник в ОПК.
Специалисты Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Н.Е. Жуковского (входит в НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского») завершили очередной этап испытаний модели среднего военно-транспортного самолета Ил-276 (известен также под обозначением многоцелевой транспортный самолет – МТС, первоначально разрабатывался совместно с Индией).
Компания «Рособоронэкспорт» планирует расширить географию выставочной работы в 2018 г.
«Вопрос газотурбинных установок для флота окончательно закрыт, и мы можем себя чувствовать абсолютно спокойно в этом плане», – заявил заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов в ходе визита на рыбинское предприятие «ОДК-Сатурн», где состоялось совещание по развитию российской двигателестроительной отрасли.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100