Артиллерийская империя Василия Грабина
С именем этого человека связана целая эпоха в развитии отечественного ОПК

Советские солдаты на улицах Вены. На переднем плане – 76-мм пушка ЗиС-3.

В годы Великой Отечественной войны пушек конструкции Грабина на фронтах было больше, чем пушек других типов советского и дореволюционного производства. Немецкие и американские конструкторы и военные историки единодушно признают ЗиС-3 лучшей дивизионной пушкой Второй мировой войны. К 1941 г. 76-мм танковая пушка Ф-34 стала сильнейшей в мире танковой пушкой, недаром ею было вооружено подавляющее большинство наших средних танков, бронепоездов и бронекатеров. 100-мм противотанковая пушка БС-3 пробивала навылет броню немецких «Тигров» и «Пантер».

Александр ШИРОКОРАД

 

К концу Великой Отечественной войны сорокапятилетний Грабин стал генерал-полковником, доктором технических наук, профессором, Героем Социалистического Труда и руководителем самого мощного артиллерийского конструкторского бюро. В годы войны И.В. Сталин неоднократно напрямую обращался к Грабину, минуя все промежуточные инстанции.

Все эти утверждения имеются во всех отечественных монографиях, посвященных Великой Отечественной войне. На самом же деле все было гораздо сложнее, да и сам Грабин был фигурой неоднозначной.

Генерал-майор Василий Грабин.

ИЗ КОМАНДИРОВ – В ИНЖЕНЕРЫ

Василий Гаврилович Грабин родился в Екатеринодаре (с 1920 г. – Краснодар) на рубеже XIX и ХХ веков. Причем это следует понимать и в буквальном смысле: по старому русскому календарю он родился 28 декабря 1899 г., а по новому уже в ХХ веке – 9 января 1900 г.

Отец конструктора Гаврила Грабин проходил военную службу в полевой артиллерии и дослужился до старшего фейерверкера. Он много и живо рассказывал сыну о пушках образца 1877 г. и возможно уже в детстве привлек интерес Василия к артиллерии.

В июне 1920 г. Василий Грабин становится курсантом объединенных командных курсов в Екатеринодаре. Он считается одним из лучших курсантов. Его отличают природный ум, целеустремленность и волевой характер. Не меньшую роль играет пролетарское происхождение и «идеологическая грамотность» – он с самого начала становится убежденным большевиком. В ноябре группу из лучших курсантов-артиллеристов отправляют из Екатеринодара в Петроградскую командирскую школу полевой тяжелой артиллерии.

1 марта 1921 г. началось знаменитое Кронштадтское восстание. Курсанты артиллерийской школы оказались в числе первых частей, мобилизованных на борьбу с мятежниками. Грабин попал в 152-мм гаубичную батарею, направленную 7 марта в Северную группу войск. Батарея была размещена на северном берегу Финского залива и начала обстрел форта Тотлебен, занятого мятежниками.

Грабин закончил Петроградскую командирскую школу 16 сентября 1923 г. Через несколько дней его назначили командиром взвода на Карельском артиллерийском участке.

В августе 1926 г. он становится слушателем Военно-технической академии РККА имени Дзержинского, созданной годом раньше путем слияния Артиллерийской и Военно-Инженерной академий. В марте 1930 г. состоялся выпуск 146 слушателей академии. Грабин в числе многих выпускников стал «тысячником». Дело в том, что советское правительство решило усилить кадры военной промышленности тысячью специалистов РККА. Так, инженер артиллерийского управления РККА В.Г. Грабин был направлен на конструкторскую работу в КБ-2. При этом он, как и другие «тысячники», остался в кадрах Красной Армии.

Руководил КБ-2 Лев Александрович Шнитман. До революции он был рабочим, а в Гражданскую войну – красным командиром. После войны, судя по всему, работал в ОГПУ и часто выезжал за рубеж по линии Внешторга. Ну а замом Шнитмана был… германский подданный Фохт, да и все работы вели инженеры фирмы «Рейнметалл». В своих мемуарах Грабин плохо отзывается о Шнитмане, Фохте и других германских инженерах.

Тем не менее, я видел в архивах великолепные разработки КБ-2, которые по субъективным причинам так и не поступили на вооружение.

В КБ-2 Грабин прошел отличную школу. Сам конструктор признавался: «Бюро делало всю конструктивно-техническую разработку, изготовляло рабочие чертежи, технические условия, и завод, которому поручалось массовое производство орудий, получал от КБ-2 полную техническую документацию для изготовления опытного образца, причем культура рабочих чертежей была высокая. Чертежей такого качества артиллерийская промышленность еще не знала».

В ноябре 1932 г. Василия Грабина назначают заместителем начальника Главного конструкторского бюро №38 (ГКБ-38) завода №32 в подмосковной деревне Подлипки. В конце 1933 г. ГКБ-38 было расформировано, и Грабина направляют в город Горький на завод «Новое Сормово» – сравнительно молодое предприятие, сдавшее свою первую артиллерийскую продукцию в 1916 г.

Генерал-майор технических войск Василий Грабин (сидит в центре) и другие выдающиеся конструкторы, удостоенные звания Героя Социалистического Труда указом от 28 октября 1940 г.

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ТУПИК

Как ГКБ-38, так и завод «Новое Сормово» были озадачены требованием Тухачевского создать 76-мм универсальную пушку, то есть орудие, способное решать задачи дивизионной и зенитной артиллерии.

К концу 1934 г. на заводе №92 (бывший «Новое Сормово») был изготовлен опытный образец 76-мм полууниверсальной пушки А-51 (Ф-20). В своих воспоминаниях Василий Гаврилович не скрывает, что над полууниверсальной пушкой Ф-20 он работал по принуждению. Поэтому и не особенно интересовался ее судьбой. Зато в КБ полным ходом шли работы над «любимым дитем» – 76-мм дивизионной пушкой, которой присвоили индекс Ф-22. Проект ее был закончен к началу 1935 г.

Тухачевский требовал от конструкторов дивизионных и универсальных орудий добиться дальности стрельбы до 14 км. При этом он запретил увеличивать калибр и менять гильзы обр. 1900 г. В конце концов, в гильзу втиснули немного больше пороха, и заряд увеличился с 0,9 кг до 1,08 кг. Ствол пушки обр. 1902 г. в 30 калибров увеличили до 40 калибров в пушке обр. 1902/30 г., а в Ф-22 – даже до 50 калибров. Наконец, ввели гранату дальнобойной формы и с грехом пополам получили дальность 14 км. А что проку? Наблюдение разрывов 76-мм слабых гранат на такой дистанции наземному наблюдателю невозможно. Даже с самолета с высоты 3-4 км разрывов 76-мм гранат не видно, а спускаться ниже разведчику считалось опасным из-за зенитного огня.

Грабин пытался увеличить камору Ф-22 и ввести новую гильзу большего объема, существенно улучшавшую баллистику орудия, на что получил категорический запрет Тухачевского.

Постановлением правительства №ОК 110/СС от 11 мая 1936 г. Ф-22 была принята на вооружение под названием «76-мм дивизионная пушка обр. 1936 г.».

Пушка Ф-22 была достаточно тяжела: 1620 кг против 1350 кг у 76-мм пушки обр. 1902/10 г. Угол возвышения ее составлял 75 градусов, что позволяло стрелять по самолетам.

Интересно, что в годы войны немцы фактически восстановили Ф-22 по первоначальному проекту Грабина, хотя они не знали ни этого проекта, ни имени конструктора. Просто они избавили орудие от всех нелепиц Тухачевского. У захваченных Ф-22 немцы расточили камору, заряд увеличили в 2,4 раза, поставили дульный тормоз и уменьшили угол возвышения, а также выключили механизм переменного отката. Пушка получила наименование «7,62-см PАК 36(r)», она использовалась как буксируемая противотанковая пушка, а также устанавливалась на САУ «Мардер II» (Sd.Kfz.132) и «Мардер 38» (Sd.Kfz.139). Следует отметить, что до середины 1943 г. 7,62-см PAK 36(r) была самой мощной противотанковой пушкой вермахта. Кроме того, часть трофейных Ф-22 использовалась в качестве полевых пушек – «7,62-см Feldcanone 296 (r)».

К началу 1937 г. с навязчивой идеей универсальных пушек было покончено. Наступило горькое похмелье – 10 лет экспериментировали, а сносной дивизионной пушки нет, как, впрочем, не было зенитных автоматов, артсистем большой и особой мощности и т. д. В дивизионной артиллерии самым простым решением было делать пушку с боекомплектом и баллистикой 76-мм пушки обр. 1902/30 г. длиной в 40 клб. В марте 1937 г. Артуправение выдало тактико-технические требования на такую пушку. Согласно этим требованиям ОКБ Кировского завода создало пушку Л-12, ОКБ-43 – пушку НДП, КБ Грабина – пушку Ф-22УСВ. Из них на вооружение была принята дивизионная пушка УСВ. Главным отличием ее от Ф-22 стало уменьшение угла возвышение и укорочение ствола на 10 калибров.

Во второй половине 1937 г. рухнул идол – 76-мм гильза обр. 1900 г., и было принято решение об увеличении калибра дивизионных пушек. Было бы смешно утверждать, что конструкторы сразу всех артиллерийских КБ вдруг прозрели и убедились, что повышение мощи дивизионных пушек немыслимо без увеличения калибра дивизионок. Скорее это явление надо связывать с устранением замнаркома по вооружению Тухачевского и основательной чисткой в Артиллерийском управлении.

Быстрее всех на новые веяния отреагировал Грабин – уже к октябрю 1938 г. в Артуправление была выслана проектная документация на дивизионный дуплекс: 95-мм пушку Ф-28 и 122-мм гаубицу Ф-25. На сей раз у Грабина был единственный конкурент – Уральский завод транспортного машиностроения (УЗТМ), где был создан дивизионный дуплекс из 95-мм пушки У-4 и 122-мм гаубицы

У-2. Причем пушка У-4 была тяжелее Ф-22 лишь на 100 кг. В 1938-1939 гг. изготовили опытные образцы обоих дуплексов, которые успешно прошли испытания. Предполагалось, что в 1940 г. один из дуплексов пойдет в крупносерийное производство.

Однако осенью 1938 г. у начальства появилось новое увлечение – даешь 107-мм дивизионную пушку! По мнению автора, причины нового увлечения носили чисто психологический характер. Во-первых, «все выше и выше» – оторвались, наконец, от калибра 76 мм, сходу проскочили 85 мм, немного остановились на 95 мм. А что если еще чуть-чуть – и будет 107 мм. Благо калибр наш, русский, и снарядов на складах тьма-тьмущая. Во-вторых, большое впечатление на руководство оказали испытания в СССР 105-мм пушки ОДЧ – чешской пушки «особой доставки». В-третьих, в 1939-1940 гг. в СССР поступила дезинформация о создании в Германии танков со сверхтолстой броней и подготовке их массового производства. Эта «деза» напугала многих в советском руководстве. Возможны были и другие соображения, которые тогдашние руководители унесли с собой в могилу.

Грабин очень чутко уловил веяния в высших сферах. Он притормозил работы по Ф-28 и в инициативном порядке занялся 107-мм дивизионной пушкой ЗиС-38. Но грянула война.

На 22 июня 1941 г. на вооружении Красной Армии состояло 76-мм дивизионных пушек: 4477 – обр. 1902/30 г.; 2874 – Ф-22 и 1170 – УСВ. Таким образом, и в 1941 г. трехдюймовки составляли большинство (53%). В производстве же находились только 107-мм пушки М-60, но вскоре его свернули, так как эти орудия были слишком тяжелы для дивизионной и слишком слабы для корпусной артиллерии.

В первые тяжелые месяцы войны Грабин верно оценил сложную обстановку. О доводке 95-мм пушек не могло идти и речи, поэтому он вновь решил вернуться к калибру 76 мм. Грабин в инициативном порядке создает новую 76-мм пушку ЗиС-3, наложив ствол с баллистикой и боеприпасами 76-мм пушки обр. 1902/30 г. на лафет 57-мм противотанковой пушки ЗиС-2.

Благодаря высокой технологичности ЗиС-3 стала первым в мире артиллерийским орудием, поставленным на поточное производство и конвейерную сборку.

ЛУЧШАЯ В СВОЕМ КАЛИБРЕ

Сейчас находятся критики, утверждающие, что знаменитая грабинская ЗиС-3 не только не была лучшей дивизионной пушкой в мире, а серьезно уступала дивизионным орудиям Германии и других стран. Увы, в этих обвинениях есть доля истины. Ведь основной задачей дивизионных орудий является уничтожение живой силы противника, а также его огневых средств – пулеметов, минометов и пушек. Осколочное же и фугасное действие 76-мм снаряда ЗиС-3 очень слабо, а из-за большой начальной скорости снаряда и унитарного заряжания ЗиС-3 не могла вести навесной огонь.

Немцы еще в 1920-х гг. вообще отказались от дивизионных пушек, и у них дивизионная артиллерия состояла исключительно из 10,5- и 15-см гаубиц, да еще в полках имелись 15-см пехотные орудия, сочетающие свойства пушки, гаубицы и мортиры. Англичане тоже отказались от 76,2-мм пушек. В дивизии у них были пушки-гаубицы калибра 84 и 94 мм.

Как германские, так и английские орудия имели снаряды с куда большим осколочным и фугасным действием, чем у ЗиС-3, а раздельно-гильзовое заряжание позволяло вести навесной огонь. Мне могут возразить, что раздельно-гильзовое заряжание несколько уменьшало скорострельность. Да, так и было в первые минуты стрельбы, но затем скорострельность орудия начинают определять противооткатные устройства, способные выдержать тот или иной тепловой режим. Поэтому и у англичан, и у немцев противотанковые пушки имели унитарное заряжание, а дивизионные – раздельно-гильзовое.

Танки КВ-1С 6-го отдельного танкового полка прорыва перед маршем. Северо-Кавказский фронт, 1943 г. КВ-1С были вооружены грабинскими пушками ЗиС-5.

Однако недостатки ЗиС-3 – это не вина, а беда Грабина. Ведь еще 1938 г. Василий Гаврилович спроектировал 95-мм дивизионную пушку Ф-28 и 122-мм гаубицу Ф-25 на едином лафете (такие системы называются дуплексом).

Вернувшись же к 76-мм калибру, Грабин делает лучшую в мире 76,2-мм дивизионную пушку ЗиС-3. Лучшего при этом калибре и унитарном заряжании не сделал никто. А вина за недостатки дивизионной пушки ЗиС-3 целиком и полностью лежит на тех, кто требовал такие орудия для дивизионной артиллерии.

Говоря о знаменитых грабинских 76-мм дивизионных пушках ЗиС-3 и 57-мм противотанковых пушках ЗиС-2, не следует забывать, что в предвоенное время КБ завода №92 под руководством Грабина занималось танковыми пушками (76-мм Ф-32, Ф-34, ЗиС-4, ЗиС-5; 95-мм Ф-39; 107-мм Ф-42, ЗиС-6 и др.), батальонными и полковыми пушками (76-мм Ф-23, Ф-24), горными и казематными пушками.

В предвоенные годы между КБ и их главными конструкторами шла жестокая борьба не на жизнь, а на смерть. До сих пор не рассекречены (а, возможно, и уничтожены) служебные записки, которые главные конструкторы писали в различные инстанции, поливая грязью друг друга. Во всяком случае, Грабин в своих мемуарах, не называя имен, жестко критикует главного конструктора Кировского завода И.А. Маханова и главного конструктора завода №7 («Арсенал») Л.И. Горлицкого.

Ф-22 одного из ИПТАП резерва Главного Командования. Орловское направление, 1943 г.

Грабин и Маханов были конкурентами в создании дивизионных, танковых и казематных пушек. В серию пошли дивизионки и танковые пушки Грабина, но с казематными пушками Василий Гаврилович потерпел поражение, и в массовое производство запустили махановскую

76-мм пушку Л-17, а не грабинскую Ф-28. Грабин потребовал, чтобы Л-17 для начала на предельном темпе выпускала 20 снарядов при максимальном угле возвышения километров так на 12, а затем резко переходила на максимальный угол снижения и вновь открывала огонь в предельном темпе. Любопытно, был ли в истории войн случай, чтобы казематной пушке пришлось вести огонь в таком режиме?

Так или иначе, но 27 июня 1939 г. Маханов был арестован по 58-й статье. Его обвиняли в том, что он де умышленно спроектировал «дефектные» 76-мм пушки Л-6, Л-11, Л-12 и Л-15. Что же касается Л-17, то он де умышленно саботировал ее массовое производство. Маханова приговорили к расстрелу.

Серьезный конфликт у Грабина был и с главным конструктором завода №7 Л.И. Горлицким. Причина конфликта традиционная: у Василия Гавриловича была 76-мм горная пушка Ф-31, а у арсенальцев – 76-мм горная пушка «7-2». Ее и приняли на вооружение 5 мая 1939 г. под названием «76-мм горная пушка обр. 1938 г.». Горлицкий репрессирован не был, но его в 1940 г. перевели с должности главного конструктора завода «Арсенал» в главные конструкторы Кировского завода (по артиллерийской части).

Тем не менее, несмотря на отдельные неудачи, Грабин в годы Великой Отечественной войны сумел почти монополизировать производство дивизионных, противотанковых и танковых орудий. До августа 1943 г. все тяжелые танки КВ оснащались грабинской 76-мм пушкой ЗиС-5, а до января 1944 г. все танки Т-34 имели грабинскую 76-мм пушку Ф-34.

Немецкие артиллеристы у орудия FK 296 (r) из состава 200-го противотанкового дивизиона 21-й танковой дивизии вермахта. Ливия, 1942 г.

ИСТОКИ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Уже перед войной Грабин в борьбе с руководством ГАУ и, особенно, с Наркоматом вооружений, начинает апеллировать лично к Сталину. Генсек оценил не только превосходные качества пушек Грабина, но и фантастически малые сроки их разработки. Так, при создании 107-мм танковой пушки ЗиС-6 между началом проектирования и первым отстрелом опытного образца прошло всего 42 дня. Сталин начинает покровительствовать конструктору. В итоге Сталин и Грабин по телефону и лично решают производственные вопросы «тет-а-тет» и лишь потом ставят ГАУ и Наркомат вооружений перед свершившимся фактом.

С началом войны Грабин еще чаще контактирует со Сталиным. Такой стиль работы Грабина приводил в бешенство молодого наркома вооружений Дмитрия Федоровича Устинова. Нарком несколько раз пытался одернуть конструктора и заставить его строго соблюдать субординацию. Грабин же, к сожалению, не принимал всерьез угроз Устинова. Формально Грабин был подчинен Устинову, но они были в равных чинах, Грабин был на 8 лет старше Устинова, а главное, Устинов тоже начинал свою карьеру в качестве инженера-артиллериста, но в отличие от Грабина не спроектировал ни одной пушки.

Василий Гаврилович еще до войны неоднократно поднимал вопрос о кооперации деятельности артиллерийских заводов и их КБ. Он и стал инициатором создания Центрального артиллерийского конструкторского бюро (ЦАКБ). В июле – начале августа 1942 г. Грабин вышел на Сталина и предложил организовать ЦАКБ. Надо сказать, что объективные предпосылки для создания центрального артиллерийского КБ были.

Расчет противотанковой пушки БС-3. Берлин, 1945 г.

В 1941-1942 гг. ряд артиллерийских КБ ленинградских заводов – «Большевик», ЛМЗ им. Сталина, завод им. Фрунзе, сталинградский завод «Баррикады», киевский «Арсенал» и другие были эвакуированы на Урал и в Сибирь. Зачастую конструкторы одного КБ оказывались в разных городах, удаленных друг от друга на сотни километров. К примеру, инженерно-технический состав завода «Баррикады» осенью 1942 г. был буквально раскидан по семнадцати городам.

5 ноября 1942 г. Сталин подписал постановление ГКО о создании ЦАКБ на базе бывшего ГКБ-38. Начальником и главным конструктором бюро был назначен генерал-лейтенант Василий Грабин. Фактически это было самое мощное в истории человечества артиллерийское КБ, и я не побоюсь назвать его «империей Грабина».

С созданием ЦАКБ сбылись мечты Грабина заниматься проектированием всех без исключения артиллерийских систем. Само название – Центральное артиллерийское – обязывало к этому. В тематическом плане ЦАКБ на 1943 г. было свыше пятидесяти основных тем. Среди них – полковые, дивизионные, зенитные, танковые и казематные орудия, пушки для САУ, кораблей и подводных лодок. Были созданы опытные образцы минометов калибра от 82 до 240 мм. Впервые Грабин решил заняться и авиационными пушками, как классической схемы, так и динамореактивными.

Для орудий ЦАКБ Грабин выбрал и новый заводской индекс – «С». Расшифровку этого индекса я не нашел, но полагаю, что он был связан со Сталиным. Кстати, КБ завода №92 тоже перестало давать своим изделиям индекс ЗиС, а приняло новый индекс – «ЛБ». Нетрудно догадаться, что индекс был выбран в честь свояка директора завода Амо Еляна – Лаврентия Берия.

Амбициозные планы Грабина вызывают недовольство и просто зависть у многих конструкторов артиллерийских орудий, работавших как в других КБ, так и в ЦАКБ. Устинов пользуется этими настроениями и всячески пытается поссорить Грабина с другими конструкторами. Его цель – взорвать ЦАКБ изнутри или, по крайней мере, расчленить его.

И такой случай вскоре представился. Весной 1944 г. несколько сотрудников ЦАКБ во главе с И.И. Ивановым выезжают в Ленинград, чтобы на заводе «Большевик» наладить серийное производство грабинской 100-мм пушки С-3, опытный образец которой уже прошел испытания. Конструкторы ЦАКБ вместе с инженерами «Большевика» внесли ряд небольших изменений в конструкцию пушки и запустили ее в серию. Вроде бы дело житейское. Но сверху зачем-то предлагают заменить грабинский индекс на БС-3. Иванов старается держаться подальше от интриг Устинова, но и ему совсем не чужда мысль отделиться от Грабина.

Макет 305-мм пушки особой мощности С-73.

Постановлением Совнаркома от 27 мая 1944 г. «для более успешного решения задач вооружения ВМФ» создается Ленинградский филиал ЦАКБ. Руководителем его, естественно, назначается Иванов. В марте 1945 г. постановлением ГКО Ленинградский филиал ЦАКБ преобразовывается в самостоятельное предприятие – Морское артиллерийское центральное конструкторское бюро (МАЦКБ). Начальником его по-прежнему остается Иванов.

Отмечу, что «сепаратисты», уехав в Ленинград, прихватили с собой десятки ящиков с документацией на морские орудия, которая была в основном разработана Ренне и другими сотрудниками, оставшимися у Грабина. Вот, к примеру, 130-мм береговая мобильная пушка С-30 проектировалась Грабиным с мая 1944 г., а в декабре 1944 г. в Подлипках началось изготовление ее рабочих чертежей. В МАЦКБ же даже в секретных документах постарались исключить всякое упоминание о ЦАКБ и Грабине в связи с 130-мм пушкой С-30, которая была переименована в СМ-4 (СМ – индекс МАЦКБ).

Лишив Грабина возможности работать над морскими орудиями, Устинов не успокоился, а начал дискредитировать все грабинские разработки, тем более, что после окончания войны Сталин стал гораздо меньше интересоваться артиллерийскими делами и реже контактировать с Грабиным.

В борьбе с Грабиным у Устинова появился и серьезный союзник – Берия, который придерживался мнения, что артиллерия свое отжила. Напомню, что с 1946 г. он руководил атомным проектом, курировал работы над баллистическими, зенитными и крылатыми ракетами. Кстати, именно Берия, а не Хрущев, в марте 1953 г. начал громить корабельную, береговую и армейскую артиллерию, а Никита Сергеевич после некоторых колебаний продолжил его линию.

Целое десятилетие после окончания войны Научно-исследовательский артиллерийский институт под руководством Грабина ведет разработку весьма широкой номенклатуры артиллерийских орудий, большая часть из которых так и не была принята на вооружение.

Для замены противотанковых пушек 57-мм ЗиС-2 и 100-мм БС-3 в 1946 г. Грабин создает около десятка опытных противотанковых пушек от батальонных 57-мм С-15 до сверхмощных орудий. Среди них была и система С-40 с цилиндроконическим стволом, снаряд которой пробивал по нормали на дистанции 500 м 285-мм броню.

В 1945-1947 гг. Грабин создает корпусный дуплекс в составе 130-мм пушки С-69 и 152-мм гаубицы С-69-I. Однако по результатам полигонных испытаний была принята на вооружение система завода №172 М-46 и М-47, имевшая те же тактико-технические характеристики.

Трофей Армии обороны Израиля – сирийская 180-мм пушка С-23.

В 1946-1948 гг. разработана уникальная система орудий большой мощности, имевших единый лафет: 180-мм пушку С-23, 210-мм гаубицу С-23-I, 203-мм пушку-гаубицу С-23-IV и 280-мм мортиру C-23-II. Параллельно разработан дуплекс особой мощности в составе 210-мм пушки С-72 и 305-мм гаубицы С-73.

Замечу, что в годы войны наша артиллерия большой и особой мощности серьезно уступала Германии, Англии и США как в количественном, так и в качественном отношении. Грабинские орудия типа С-23, С-73 и С-73 превосходили по своим баллистическим характеристикам все германские и союзные орудия, а главное, были мобильнее их, то есть гораздо быстрее переводились из походного положения в боевое и почти не требовали инженерного оборудования позиций. Ни одно наше артиллерийское КБ не смогло создать ничего подобного. Тем не менее, ни система орудий С-23, ни дуплекс С-72 и С-73 не были приняты на вооружение. Причем, сразу отказаться от них Устинов и Ко не рискнули, они предпочитали тянуть время с помощью различных «рацпредложений».

Вот, к примеру, орудия системы С-23 проектировались под раздельно-гильзовое заряжание. Устинов и ГАУ утвердили проект, а затем, когда орудия были готовы и прошли испытания, предложили переделать их под картузное заряжание.

То же самое произошло и с дуплексом С-72 – С-73. С 26 мая 1956 г. по 13 мая 1957 г. на полигоне Ржевка под Ленинградом проходила испытания 305-мм гаубица С-73.

Судя по отчету, гаубица стреляла отлично, но руководство полигона настроено было к ней крайне недоброжелательно. Начальник полигона генерал-майор Бульба не сумел указать ни одного недостатка в ходе испытаний гаубицы. Я лично читал многие десятки отчетов об испытаниях орудий на Ржевке, и смело могу сказать, что такое бывало крайне редко. Зато Бульба начал бурчать, мол, перевооружение системы невозможно без крана АК-20, который де имеет низкую проходимость и т. д. «Войсковая часть №33491 считает, что если имеется необходимость в орудии с баллистическими характеристиками гаубицы С-73, то ее качающуюся часть целесообразно наложить на артсамоход типа объекта 271».

«Мудрый» генерал Бульба предложил наложить С-73 на «артсамоход типа объект 271», но не уточнил, во сколько это обойдется государству и сколько займет лет. А главное, что артсамоход объект 271 (406-мм пушка СМ-54) был чудовищным монстром, который не мог пройти через обычные мосты, не вписывался в улицы городов, туннели под мостами, не мог пройти под линиями электропередач, не мог перевозиться на железнодорожной платформе и т.п. За это сей монстр так и не был принят на вооружение. Другой вопрос, что пушку СМ-54 проектировало родное ленинградское ЦКБ-34, в том же городе на заводе «Большевик» изготовили, а артсамоход создали на Кировском заводе. Риторический вопрос, в каких отношениях находился Бульба с руководством оных предприятий?

КОНЕЦ «ИМПЕРИИ ГРАБИНА»

С середины 1950-х годов все наши артиллерийские КБ и заводы постепенно переходят на ракетную тематику. Так, заводы «Большевик», им. Фрунзе («Арсенал»), «Баррикады», пермский завод №172, ЦКБ-34 и другие для начала стали проектировать и изготовлять пусковые установки для ракет всех классов, а затем часть из них (им. Фрунзе, №172 и др.) стали делать и сами ракеты. Некоторые артиллерийские КБ в 1950-х годах были попросту закрыты (ОКБ-172, ОКБ-43 и др.).

Грабин тоже, спасая свое КБ, начал заниматься ракетными пусковыми установками, установками для отстрела авиабомб и т.п. Во второй половине 1950-х гг. он даже приступил к проектированию управляемых ракет. В частности, был создан и испытан опытный образец ПТУРС, над которым, кстати, работал и сын главного конструктора, выпускник МВТУ Василий Васильевич Грабин. В феврале 1958 г. Грабин на конкурсной основе (основной конкурент – ОКБ-8 в Свердловске, главный конструктор Л.В. Люльев) начал проектирование зенитной ракеты для войскового комплекса «Круг». Грабинская ракета С-134 была оснащена прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Под ракеты ЦНИИ-58 самостоятельно разрабатывало пусковые установки С-135.

Видимо, у Грабина были и другие наработки в области ракетного оружия, но они или лежат до сих пор в архивах под грифом «Совершенно секретно», или попросту уничтожены. Завершить все эти работы Грабину не пришлось.

К началу 1959 г. Грабин был полон сил и энергии и строил далеко идущие планы. Увы, опасность затаилась рядом, в нескольких десятках метров от забора ЦНИИ-58 через железнодорожные пути. Эти пути были границей между двумя империями – Грабина и Королева.

Потерпев неудачу в создании МБР на жидком топливе, Королев в 1958 г. параллельно начал работы над твердотопливными ракетами дальнего действия. Соответственно, Королев потребовал от правительства дополнительные деньги, людей и помещения для этих работ.

Полковник Республики Сербской Винко Пандуревич показывает инспектирующим американским офицерам из состава IFOR пушку ЗиС-3. 1996 г.

Как писал Б.Е. Черток: «В 1959 г. Устинову представился очень удобный случай убить двух зайцев: окончательно рассчитаться за все обиды с Грабиным, доказав ему наконец «кто есть кто», и удовлетворить настоятельные, законные требования Королева о расширении производственно-конструкторской базы».

Приказом Государственного комитета по оборонной технике при Совете Министров СССР от 3 июля 1959 г. работы по твердотопливным баллистическим ракетам дальнего действия были поручены ОКБ-1 с включением в его состав ЦНИИ-58.

Сам Грабин попадает в опалу. В ЦНИИ-58 уничтожается прекрасный музей из советских и германских орудий, значительную часть которых составляли наши и немецкие уникальные пушки, созданные в нескольких, а то и в единственном экземпляре. Кому мешал этот музей? Да что пушки, была уничтожена значительная часть документации ЦНИИ-58. По личному распоряжению Королева была уничтожена переписка Грабина со Сталиным и Молотовым.

Любопытно, что о секретных чудо-пушках Грабина пришлось вспомнить в 1967 г., когда израильтяне заняли господствующие над сирийской территорией Голанские высоты и установили там американские 175-мм самоходные пушки М107, имевшие дальность стрельбы 32 км. Израильтяне получили возможность безнаказанно внезапно открывать огонь по сирийским военным объектам – штабам, РЛС, позициям зенитных ракет, аэродромам и т. д. А «великий и могучий Советский Союз» ничем не мог помочь братьям-арабам.

По указанию ЦК КПСС на заводе «Баррикады» (№221) срочно приступили к восстановлению производства С-23. Сделать это было весьма непросто, поскольку значительная часть документации и технического оборудования была утеряна. Тем не менее, коллектив завода успешно справился с поставленной задачей. До 1971 г. для Сирии было изготовлено двенадцать 180-мм пушек С-23.

Пушки знаменитого конструктора надолго пережили его самого. Его детища ЗиС-3, БС-3 и другие участвовали во всех локальных конфликтах второй половины ХХ века.


 

НОВОСТИ

На государственном испытательном космодроме «Плесецк» 30 марта проведены очередные бросковые испытания новой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты тяжелого класса «Сармат».
Авиационный комплекс имени С.В. Ильюшина (ПАО «Ил») обсуждает c Минобороны России возможность глубокой модернизации бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) на всем парке тяжелых военно-транспортных самолетов (ВТС) Ан-124 «Руслан» ВКС РФ, сообщил РИА «Новости» вице-президент Объединенной авиастроительной корпорации по транспортной авиации, гендиректор ПАО «Ил» Алексей Рогозин.
Военнослужащие зенитной ракетной части 11-й Краснознаменной армии Восточного военного округа (ВВО) получили на вооружение новую зенитную ракетную систему С-400.
В ходе итогового заседания Государственной комиссии по двигателю АЛ-41Ф-1 ПАО «ОДК-УМПО» был торжественно вручен акт о завершении Государственных стендовых испытаний опытного двигателя.
На вооружение мотострелкового соединения общевойсковой армии Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Амурской области, поступил мобильный комплекс радиоэлектронной борьбы «Житель» (Р-330Ж).
Министерство обороны России намерено закупить более 100 легких транспортных самолетов Ил-112В, заявил замглавы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО).
В рамках реализации программы перевооружения войск Южного военного округа (ЮВО) мотострелковое соединение 58-й общевойсковой армии, дислоцированное в Дагестане, получило первую партию боевых машин пехоты БМП-3 нового выпуска.
Конструкторское бюро «ВР-Технологии» холдинга «Вертолеты России» приступило к стендовым испытаниям основных систем и агрегатов беспилотного вертолета VRT300. Летные испытания аппарата должны начаться в конце 2018 г.
На полигоне Сары-Шаган (Республика Казахстан) боевым расчетом войск противовоздушной и противоракетной обороны ВКС РФ 31 марта успешно проведен очередной испытательный пуск новой модернизированной ракеты российской системы противоракетной обороны (ПРО).
Порядок управления войсками в ходе непрерывного огневого поражения объектов и живой силы условного противника был отработан в ходе трехдневной командно-штабной тренировки (КШТ), проведенной под руководством командующего войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковника Александра Дворникова. В ней были задействованы управления штаба округа и подчиненных объединений, командный состав соединений ЮВО, 4 тыс. военнослужащих и около 1 тыс. единиц военной техники.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100